НЕ ОТСТРАНЯЙ МЕНЯ, КОЛЮЧАЯ! Понедельник, Янв 24 2011 

  Склонился клен   осенний над стройною сосной.

Она совсем зеленая, а он стал золотой.

Все клены  одинокие поникли  без  листвы.

Лишь он один весь в золоте  от  близости  сосны.

Нахмурилась природа, повеяло  зимой.

А клен все шебаршит,  склонившись над сосной.

Соседи одинокие  уже  в  глубоком  сне,

Лишь он, неугомонный, спать не  дает сосне.

Прошла  пора  суровая. Вновь на  дворе  весна.

Стал клен совсем зеленым и  стройным, как  сосна.

Года ему не  в тягость,  жизнь  для  него  красна.

Он радостно трепещет, что близ него сосна.

Не отстраняй меня, колючая, не надо!

Свои  иголочки  напрасно  не  тупи!

Мне не зачахнуть  никогда,  пока ты рядом.

Пока  мне сердце раня,  греешь его ты!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Это слова песни «Колючее танго», которую я сочинил более 20 лет назад. Мы с моей Верочкой отдыхали в подмосковном доме отдыха в не очень удачное время: было холодно и шли бесконечные дожди. Прогуливаясь под зонтиками по парку, увидели среди голых деревьев клен с листвой, а рядом была  сосна, которая оберегала его от ветра. Эта трогательная картинка вдохновила меня написать песнь и посвятить ее моей  «колючей»  подружке.  Много лет спустя, прочитав в «Вечерней Москве» предложение к читателям — присылать свои авторские песни, я откликнулся и послал кассету. Несколько месяцев спустя, в газете был опубликован один куплет этой песни с припевом. Судьба же самой песни мне неизвестна.

PS. Песню можно послушать в моем блоге «С Верой по жизни»                              //vrochko. tumblr.com//

НАУЧИЛ ДЕДА ВНУК НЕ ТЕРЗАТЬ НОУТБУК Воскресенье, Янв 9 2011 

 Дед с внуком Женей на Манежной площади в Москве.2000 г.

 

С внуком дед любил играть,  вместе сказки сочинять.

Чебурашку усадив и Незнайку разбудив,

Потрепав бедняжкам уши, заставляли сказки слушать.

 

Ныне внук уж парень взрослый. И общаться с ним непросто.

Весь в проектах, весь в заботах, жить не любит  без работы.

Дед ему лишь докучает — все дитем его считает.

 

Внук провел с ним курс леченья.  Наступило исцеленье.

Выбран был разумный путь. Чтоб с дороги не свернуть,

Дал мозгам дед полный свет  и освоил Интернет.

 

Теперь он в дружбе с  Ноутбуком и  бодро шествует за внуком.

Познанию нового границы нет. Помощник в этом Интернет!

Песню «ВНУК.ДЕД.ИНТЕРНЕТ» можно послушать в блоге «С Верой по жизни» //vrochko.tumblr.com//

«Дед! Как успехи? Проблемы есть? Готов помочь!»

Вечно занят делом

Но семейные традиции не забывает.

ИЗ АРХИВА  МОЕЙ ДУШИ

Вел  я своего маленького внука из школы домой. Близ метро   «Бауманская» стоит памятник Пушкину — установлен он в том районе, где  родился поэт. Мой внучок, вырвавшись, бежит на газон, рвет там полевые цветочки, делает букетик, подбегает к памятнику и кладет цветы. Это был  единственный букет цветов  у пьедестала  памятника великому поэту России.

***

Внук любил «терзать» свою бабушку, заставлял ее читать  книги о Гарри Поттере, а потом устраивал ей экзамен. У меня хранится кассета, на которой записано, как трогательно поздравлял он ее с 80-летием.  Однажды, когда мы сидели за столом, Женя, взяв карандаш и листок бумаги, сделал рисунок. То, что он изобразил меня, похожим на дьявола, принял,как должное. Но меня расстроило, как он изобразил свою бабушку: очень грустную,  с  погасшим взглядом. Я свою любимую видел совсем другой. Но довольно скоро оказалось, что внук был прав — моя любимая покинула нас навсегда.

***

Родители Жени собрались  свой отпуск провести в Эстонии. Договорились с хозяйкой, у которой они снимали жилье в Пярну. Взяв Женю , пошли в Эстонское посольство получить визу. Но с  оформлением виз вышла задержка.  И тут вмешался мой маленький внук. То ли сумел обаять, то ли произнес по-эстонски  приветственное слово TERE!   Но визы были  без промедления оформлены.

В ДУХОВНОЙ ПИЩЕ ГОЛОДА НЕ ОЩУЩАЛ Воскресенье, Янв 2 2011 

 В детстве мне подарили три маленькие статуэтки —обезьянка, бурый и  белый медвежонок.  Их автор  — скульптор, график,живописец Давид Якерсон, друг моего отца. Мы с папой довольно часто бывали у него в квартире, что была расположена на последнем этаже дома на Большой  Никитской, недалеко от Дома литераторов. Я знал дядю Додика, как скульптора. Его произведения видел не только в мастерской, но и на ВДНХ. Меня всегда восхищали его  скульптуры, выполненные из дерева.  Несколько лет назад  в Музее изобразительных искусств имени Пушкина была его персональная выставка, и я впервые увидел живописные и графические  работы Давида Якерсона, узнал, что он был  сподвижником Марка Шагала и Казимира Малевича. Он входил в созвездие художников, благодаря которым провинциальный Витебск  стал известен всему миру.  Всякий раз, когда мы бывали у дяди Додика, они с папой удалялись в другую комнату, а я оставался с его женой Еленой Аркадьевной Кабищер-Якерсон, тоже художником. Накормив меня,  тетя Лена пересаживала на высокий стул и очень просила посидеть спокойно. Подойдя к мальберту, начинала рисовать меня. Не знаю, что у нее получалось, так как  «натурщик» секунды не мог выдержать, чтобы не вертеться на стуле.    

           Близким другом  папы был композитор  Иосиф Ковнер. Благодаря ему, я пересмотрел неоднократно весь репертуар Театра юного зрителя. Он в этом театре работал дирижером и  заведующим музыкальной частью. Контромарки я  всегда получал, да уже и работники меня знали как постоянного зрителя. Когда увлекся сочинительством, папа повел меня к композитору  домой. Он послушал, но восторга не выразил. Деликатно пожелал продолжать творить. Что я и делаю до глубокой старости, правда, в основном только для себя и для очень близких мне людей.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           С юношеских лет папа  дружил с Соломоном Михоэлсом. Оба они были родом из Двинска (Даугавпилса). С папой, а порой и без него, я пересмотрел в Московском еврейском театре почти весь репертуар. Видел «Короля Лира», другие спектакли.  Однажды папа взял меня на спектакль «Колдунья» с  Вениамином Зускиным в главой роли. Во время антракта повел  за кулисы. Посадил на стул в коридоре, а сам ушел в кабинет к Михоэлсу. Сижу, и вдруг вижу артиста Зускина, который идет  в театральной одежде мимо и о чем-то весело беседует с другим артистом, Я был в шоке — на сцене он был совсем другим!  Я еще не знал тогда, что значит искусство  перевоплощения.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Как-то проходя по Тверской улице, папа встретил Михоэлса. Они очень обрадовались, стали беседовать.  Это продолжалось довольно долго, и мне стало  скучно. Я, вырвавшись, подбежал к ступенькам, что вели к входу в Центральный телеграф , поднялся наверх и стал спрыгивать по ним вниз. Папино   внимание  переключилось на меня, и   взрослым было уже не до беседы.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Папа  в своем министерстве занимался также  общественной работой — устраивал для сотрудников литературно-музыкальные вечера. Он меня всегда брал с собой и усаживал за кулисами.  Выступали Илья Эренбург, Соломон Михоэлс, артист Малого театра Александр Остужев и многие другие выдающиеся деятели культуры. Когда из эмиграции вернулся Александр Вертинский, он целый вечер исполнял свои романсы, которые  до этого я  слышал только на пластинках,  кустарно изготовленных.

Папе  я очень обязан не только за то, что  приобщал меня к культуре. Но и тем, что передал мне страсть заниматься благотворительной деятельностью —  организовывать встречи с деятелями культуры. Этим я двадцать лет занимался, возглавляя  в Домжуре   устный журнал «Журналист», а затем  для участников Отечественной войны  организовывал  праздничные концерты. Эта  работа, на которую потрачено немало душевных сил и нервов,  доставила мне в жизни большую радость.