НЕ СОЗДАВАЙТЕ, СТАРУШКИ, ЛИШНИХ ПРОБЛЕМ! Пятница, Май 23 2014 

ПЛЯШУЩИЕ СТАРУШКИ Карикатура взята из интернета.

Моя приятельница (имя свое она просила не называть), хотя ей уже 90 лет, старается быть в курсе культурной жизни столицы, ходит на выставки, в кино, на концерты, на спектакли. Правда, за это не раз получала «награды» от своих уже не очень послушных  конечностей.

Прочитав в газете, что в Музее изобразительных искусств имени Пушкина, открылась выставка шедевров  из собрания академии Карраре в Бергамо (Италия) , решила ее посетить. Сговорилась со своей подружкой. Вооружившись палками, отправились на городском транспорте в музей. Как известно, лифта в музее нет. Вскарабкались по лестнице на второй этаж и решили  передохнуть. Вошли в зал, уселись на  диван, посидели, пришли в себя и направились в другой зал. Стали знакомиться с экспозицией.  Обильный поток эмоций заставил мою приятельницу полезть в сумочку, чтобы вытащить носовой платок. Но оказалось, что не только платка, но и самой сумочки нет. Подруги тотчас  «побежали»  в зал, где   недавно отдыхали, сидя на диване. Но вход в зал был закрыт. Нет, не дверьми, а живыми людьми, точнее, охранниками музея. В  зал никого не пускали. Более того, старушкам предложили немедленно удалиться. Но владелице сумки все же удалось просунуть носик и воскликнуть: «Вон же она моя сумка!».
   Охранники внимательно стали разглядывать  старушенцию
 и поняли, что это явно не террористка. Пропустили ее в зал. Взяв с дивана сумку, та, подойдя к охранникам, вытащила из нее паспорт и показала его. Инцидент был исчерпан. Вооруженное оцепление зала сняли.
В сложное время мы  живем! Ведь раньше подобной сумочки, наверняка, не было бы уже на месте. А ныне прикоснуться к ней не у каждого «любопытного» хватит мужества: там  ведь может быть заложена взрывчатка!  Поэтому старичкам и старушкам лучше не высовываться и не способствовать возникновению криминальной ситуации.

Реклама

ВСПОМИНАЯ ВЛАДИМИРА ГУРВИЧА Пятница, Май 16 2014 

СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА В ЖУРНАЛЕ «АЛЕФ» №1045

ВЛАДИМИР ГУРВИЧ

Когда в нашей комнате в коммуналке на Арбате собирались друзья и мы, сидя за столом, шумно беседовали и вкушали чудесные блюда, приготовленные моей дорогой тещей, довольно часто, приоткрыв дверь, просовывал носик малыш Вовочка, двоюродный брат моей супруги Веры. Увидев его, она восклицала: «Заходи, заходи! Лезь под батарею! Не вылезешь оттуда, пока не ответишь на вопрос!». Юный эрудит давал точный ответ, за что получал что-нибудь вкусненькое. Когда Володя вырос, и дело шло к окончанию средней школы, он увлекся географией, мечтал стать путешественником, посещал кружок, который вел известный ученый — географ Борис Леонидович Беклешов. Кстати, там Вова встретил девушку Таню, влюбился в нее и в дальнейшем всю свою жизнь связал с ней. Географом он не стал. Продолжить учебу тоже не удалось. Был призван в армию. Его мама, на вопрос соседей: «Как Володе служится?», говорила, что с армией ему повезло, он служит на Черноморском побережье, наверное, купается в Черном море.
На самом деле Володе повезло лишь в том, что остался цел и невредим: сержант, заместитель командира саперного взвода Владимир Абрамович Гурвич лично обнаружил и обезвредил немало мин и снарядов, оставшихся там со времен войны. Об этом было написано в газете «Красная звезда» (Северо-Кавказский военный округ) и газете « Вечерний Ростов». Демобилизовавшись, поступил на вечернее отделение строительного института, поскольку днем приходилось работать, зарабатывать на хлеб себе и семье. Какое-то время был чернорабочим, потом стал специалистом по ремонту лифтов. Успешно получив высшее образование, начал работать в одной из строительных организаций Академии наук, постепенно занимая все более высокое положение, и, в конце концов, стал ее руководителем. Он участвовал в строительстве административных зданий на Новом Арбате, в сооружении целого ряда научных объектов Академии наук. Более пятидесяти лет Владимир Абрамович занимался этим и всегда пользовался глубоким уважением.
Его верная подруга Татьяна Глебовна Малинина стала доктором искусствоведения, работает в Научно-исследовательском институте Академии художеств, преподает, публикует научные труды по вопросам архитектуры. У их дочери Елены трое детей – сын Михаил и дочки Александра и Елизавета.
Их семья — очень дружная, они всегда помогают друг другу. С Володей и Таней мы многие годы общались на семейных торжествах. (Разница в возрасте у нас с ними семнадцать лет). Но когда в мой дом пришла беда – Верочка, с которой я был неразлучен 65 лет, ушла в мир иной, заботиться обо мне стал Владимир. Любопытный факт: еще при жизни Веры он в тайне от меня помог издать мои мемуары «С ВЕРОЙ ПО ЖИЗНИ». У Ирины Щербань (глава МЕОД) и Софьи Вишневской (редактор журнала «Домашние новости»), которые хотели к моему 80-летию сделать подарок — издать мои воспоминания, — возникли финансовые трудности. МЕОД вынужден был переехать в другое, более скромное помещение, а журнал пришлось закрыть. Владимир попросил своего сотрудника по секрету от меня передать необходимую сумму, чтобы замысел был осуществлен. Издание вышло в свет тиражом 300 экземпляров и распространялось бесплатно. Кто был истинным спонсором, я узнал лишь спустя десятилетие. Владимиру я обязан еще и тем, что он помог мне частично уйти от одиночества. Спустя два месяца после смерти Веры, он пришел ко мне с тремя тяжелыми пакетами. Распаковал их и на моем письменном столе разместил купленные им в магазине ноутбук, принтер и сканер. «Верочку не вернуть! Хватит изводить себя! Займись делом!» — сказал он. Поблагодарив за подарок, я спросил, не забыл ли он, сколько мне лет. На что получил краткий ответ: «Познанию нового границы нет!».
И он оказался прав. Подружившись с Интернетом, почувствовал, что жизнь несколько преобразилась, я стал заниматься творчеством и старческие болячки меня перестали тревожить. Владимир постоянно навещал меня. И хотя я ему говорил, что мне ничего не надо, каждый раз являлся, держа в руке тяжелый пакет. Сам накрывал стол, ставил угощения, при этом, если обнаруживал в какой-нибудь чашке, что внутри стенка чуть коричневого цвета, тотчас вытаскивал моющее средство и всю посуду приводил в порядок. Мне оставалось лишь стыдливо краснеть. Занимался Володя и моим творчеством. Перед тем, как поместить в свой блог стихи, песню или устное воспоминание, я знакомил с ними Владимира. Он делал очень точные и полезные замечания, которые я всегда учитывал, потому что делал это человек, обладавший тонким вкусом. Я старался ему тоже делать приятное, собирал для него экземпляры журнала «АЛЕФ», которые мне любезно доставляет на дом благотворительная организация «ХАМА». Володя стал не только читателем, но и искренним почитателем этого еврейского издания, весьма интересного, познавательного, душевного.
Забота обо мне со стороны Владимира неожиданно прервалась: у него обнаружили злокачественную опухоль, подвергли операции, стали усилено лечить, к сердцу пришлось подключить стимулятор. Положение становилось все тревожнее. 6 февраля 2014 года ему исполнилось 73 года, а 23 февраля в « День защитника Отечества» дорогой Владимир, которого буквально накануне привезли из больницы домой, поздно вечером скончался. Для тех, кто знал этого необычайно доброго, сердечного человека, кончина Владимира Абрамовича Гурвича — большая потеря. Но счастье для него, что он ушел в мир иной, а не превратился в беспомощного, прикованного к постели страдальца, который в жизни всегда был полон энергии и оптимизма. В моей душе, пока живу, память о нем будет свято храниться!

Виталий Рочко, Россия